В скиту на святой земле Валаама будет решена судьба России и Белоруссии

Два дня подряд 17 и 18 июля Владимир Путин и Александр Лукашенко будут решать судьбу Союзного государства. 17 июля лидеры отправятся на святую землю, в Валаамский ставропигиальный мужской монастырь. Затем вернутся в Санкт-Петербург и выступят на Форуме регионов двух государств. Путин ранее говорил, что планирует обсудить с Лукашенко развитие тесных интеграционных связей РФ и Белоруссии.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков подтвердил, что президент РФ Владимир Путин и глава Белоруссии Александр Лукашенко проведут неформальную встречу на Валааме 17 июля.

 

Детали планируемой встречи не известны. Зато с белорусской стороны на Россию обрушился поток информации, связанной и с Валаамом и с форумом. Комментируя планы посетить Валаамский монастырь, Лукашенко ранее нагнал туману. Он заявил, что во многих СМИ, особенно оппозиционных, появились слухи о каких-то закулисных переговорах с Москвой. Ничего такого не планируется, сказал глава РБ. Встреча с Путиным «не будет носить какого-то тайного характера» и лидеры не собираются «на Валааме что-то тайно решать».

Он также отметил, что есть «слишком много вопросов, которые надо решать — загнали себя в угол и ничего не делаем, чтобы выйти оттуда».

По словам Лукашенко, Путин пригласил его посетить Валаам и он «просто должен» увидеть эту православную святыню. При этом белорусский лидер отметил, что в двусторонних отношениях остается много нерешенных проблем. Например, поставки продуктов питания в Россию и цены на российские энергоносители. Он дал понять, что пора принимать решения по назревшим проблемам.

«Просто встретиться и посидеть друг перед другом, ни о чём не говоря, — наверное, это время уже ушло», — заключил Лукашенко.

Ранее Россия и Белоруссии договорились создать «дорожную карту» о том, как углубить интеграцию в рамках Союзного государства. Согласовать «дорожную карту» пока не удается. Белоруссия в итоге пригрозила, что обойдется и без России, то есть, будет искать финансовую помощь на стороне, включая Евросоюз и Китай.

 

Министр экономики Белоруссии Дмитрий Крутой даже нарисовал перспективы экономики страны без компенсации от России за налоговый маневр в нефтяной отрасли. При этом министр призвал не слишком драматизировать ситуацию с размером компенсации от России. Не такая уж она и значительная, если сравнивать ее с размером ВВП Белоруссии, бюджетом, объемом экспорта и другими ключевыми макроэкономическими параметрами, считает официальный Минск.

Крутой намекнул, что сейчас «правительством предпринимаются определенные шаги» по поиску денег для закрытия выпадающих доходов и компенсаций. Между тем, сумма компенсаций ожидаемая белорусами немаленькая даже по российским меркам. Президент Лукашенко подсчитывал ранее, что Белоруссия потеряет за время налогового маневра $3,4 млрд.

Напомним, Россия и Белоруссия не могут договориться о компенсации за налоговый маневр в российской нефтяной отрасли уже второй год. Белоруссия хочет компенсации, а Россия в ответ предложила углубить интеграцию в соответствии с договором о Союзном государстве от 1999 года. В Минске это расценили как желание России поглотить или присоединить Белоруссию и, естественно, отказываются от такого размена.

Но тогда что взамен российских миллиардов может заполучить Белоруссия? Во-первых, Минск планирует наращивать торговлю в рамках Евразийского союза. Тот же Крутой говорил, что Минск предложит механизмы устранения барьеров во взаимной торговле пяти государств-членов ЕАЭС. 17 препятствий, которые должны были устранить в 2018-2019 годах, остаются до сих пор. Впрочем, сколько можно заработать на снятии барьеров, Крутой не уточнил.

 

И большой вопрос: когда получится снять эти проблемы. Об их наличии президент Лукашенко говорил еще в 2012 году, когда внутри ЕАЭС было создано единое экономическое пространство. Тогда сохранялось порядка 60 барьеров, препятствующих торговле. Если барьеры для бизнеса будут устраняться такими темпами, то белорусская экономика успеет уйти на дно.

Во-вторых, у Белоруссии есть шанс получить стабилизационный кредит Международного валютного фонда (МВФ). Ранее Минск обсуждал возможность привлечения кредита МВФ в размере $3 млрд под 2,28% сроком на 10 лет, однако стороны разошлись во взглядах на скорость реформ в Белоруссии. МВФ настаивал на повышении тарифов ЖКХ (иначе погашать кредит будет нечем) и на реформировании госсектора, наращивании приватизации. Минск тогда отказался от кредита на таких условиях. Это было осенью 2018 года.

Кроме того, Белоруссия рассчитывает заработать на совместных проектах с Россией в сфере ВПК. И судя по всему, находит поддержку в этом. Наконец, Белоруссия рассчитывает получить компенсацию от России за «грязную нефть», попавшую в апреле в нефтепровод «Дружба». И планирует заработать на восстановлении прокачки нефти в Европу.

Вот это тот минимум, который необходимо обсудить Путину и Лукашенко. Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей уже заявил, что переговоры лидеров будут успешными. «Есть, что обсудить. Существуют по отдельным вопросам некоторые различные оценки. В ходе встречи возможно будет их сблизить и выработать единое понимание того, каким должен быть процесс интеграции», — сказал Макей журналистам 16 июля.

 

На самом деле, даже налоговый маневр и компенсация за него, исчисляемая миллиардами долларов, вовсе не главное в повестке лидеров, считает первый вице-президент Центра политтехнологий Алексей Макаркин. «Ключевой вопрос — интеграция двух государств. А еще точнее, — единая валюта и эмиссионный центр. Вот о чем будут договариваться лидеры. Будут пытаться», — говорит Макаркин.

Союзное государство существует с 1997 года. Но сейчас это декоративная структура. Именно потому, что не решен главный вопрос — единая валюта и эмиссионный центр. Кому он будет подконтролен, тот и будет рулить Союзным государством. «Лукашенко, наверняка, уже получил предложения Кремля по углублению интеграции. Но ему удалось отбить первую атаку — посла Бабича, жесткого надсмотрщика, пришлось убрать. Теперь Москва и Минск будут вести долгие позиционные бои и Лукашенко показал себя в этом большим стратегом», — считает Макаркин.

Иными словами, ждать скорых результатов не приходится. У Лукашенко президентские выборы уже в следующем году. И он не готов «интегрироваться» до такой степени, когда Белоруссия потеряет суверенитет. А Кремль, судя по всему, рассматривает полноценное Союзное государство, с единой валютой и парламентом, как вариант решения транзита власти в 2024 году. Это две диаметрально противоположные позиции.

Комментировать

Комментарии : 0