На переговоры с Трампом прибыл премьер-министр Пакистана Имран Хан

В преддверии визита премьера Пакистана Имрана Хана в США американская пресса пишет, что сам Хан и президент США Дональд Трамп весьма похожи друг на друга. В прошлом звезда крикета, Хан до своего избрания имел небольшой политический опыт. Трамп, который предпочитает крикету гольф, пришел к президентскому посту из бизнеса.

 

Однако на текущий момент отношения США с Пакистаном — некогда ключевым союзником Вашингтона в регионе — далеки от прежнего уровня. Их ухудшение началось во времена администрации Барака Обамы, однако при Трампе усугубились еще сильнее. CША в прошлом году заморозили военную помощь Пакистану в размере $300 млн. По словам Трампа, это решение было продиктовано тем, что Пакистан «берет деньги и ничего не делает».

Он также напомнил, что в свое время террорист Осама Бен Ладен, организатор атак 11 сентября, находился на территории Пакистана, в то время Исламабад позиционировал себя союзником США. «Мы платили Пакистану миллиарды, и они никогда не говорил, что он там находится», — писал Трамп в одном из своих твитов. Террорист был убит спецназом США в 2011 году во время операции на территории Афганистана.

 

Однако спустя много лет после истории с Бен Ладеном Пакистан и США сталкиваются с немалым количеством общих вызовов. Один из них — ситуация как раз в Афганистане, откуда Вашингтон вскоре планирует вывести свой воинский контингент. Для этого США нужна будет помощь Пакистана и, как отмечает The Washington Post, афганская тема станет одной из главных на переговорах. В делегации Хана находятся высокопоставленные военные, среди них — глава военной разведки этой страны.

Большинство региональных игроков понимают, что без помощи Пакистана США не смогут спокойно покинуть Афганистан, так как Исламабад имеет самое прямое воздействие на группировки радикального движения «Талибан» (организация запрещена в России). Оно в настоящее время контролирует значительную часть страны, и в связи с этим обстоятельством США, как впрочем, и Россия, вынуждены идти с ними на переговоры.

 

В последние годы Россия также начала налаживать активное сотрудничество с Пакистаном, в том числе в военной сфере, видя в Исламабаде важного регионального партнера в афганском урегулировании. В 2014 году Россия и Пакистан возобновили военно-техническое сотрудничество, а в 2016 году провели первые в истории совместные учения «Дружба-2016». В 2018 году Москва поставила Исламабаду четыре ударных вертолета Ми-35 и два транспортных Ми-171.

При этом Пакистан, действительно, может улучшить ситуацию в Афганистане, но только если большие игроки — США, Россия и Китай — «окажут на него давление». В противном случае, если «поведение Пакистана не изменится, в Афганистане тоже не будет изменений». С самими «талибами» говорить бесполезно. Нет такого явления, как «умеренные талибы».

У США есть определенные рычаги воздействия на Пакистан, так как это государство находится в достаточно тяжелой экономической ситуации и нуждается в деньгах. В октябре международная Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) должна решить, убрать ли Пакистан из списка стран, финансирующих терроризм. В этом перечне страна оказалась в 2018 году, кстати, не без помощи Вашингтона, и голос США будет решающим для положительного решения.

 

Недавно Международный валютный фонд разрешил выдачу Пакистану кредита в размере $6 млрд, однако ссуда обставлена рядом условий, и страна будет вынуждена пойти на режим жесткой экономии. Это может вызвать недовольство, так как идет вразрез с обещаниями Хана улучшить состояние социального сектора. В преддверии визита Хана в Вашингтон Пакистан пошел на шаг, который можно расценивать как попытку улучшить свои отношения с мировым сообществом и с ближайшим соседом — Индией. На прошлой неделе правоохранителями был арестован радикальный клерик Хафез Саеед.

Его считают вдохновителем террористической атаки в Мумбае в 2008, которая унесла жизни более 170 человек. Правда, как отмечает The Washington Post, пока по этому шагу трудно определить, насколько искренни пакистанские власти, так как ранее они уже арестовали Саееда, а затем отпускали его. Обозреватель издания India Today Прабхаш Дуттат считает, что действия Пакистана связаны с прагматическими соображениями и желанием вывести страну из «черного списка».

 

Это будет нелегко, поскольку в Пакистане практически безраздельно господствуют военные, и решать дела надо не с МИДом, а с «армейским штабом». «Думаю, что США не строят больших планов относительно визита Хана, потому что понимают, что политика Пакистана в областях безопасности, обороны и внешней политики не сильно зависит от президента», — говорил ведущий научный сотрудник Стокгольмского института исследования проблем мира, (SIPRI) специалист по региону Петр Топычканов.

В то же время, возможности выйти из-под контроля военных у Хана есть. Как отмечается, Хан имеет «народный мандат» на правление, и это может обеспечить ему необходимую поддержку. Сам Хан хорошо понимает, в какую игру ввязался. В автобиографической книге «Пакистан: Личная история», опубликованной в 2011 году, он упоминает об этом. «Пакистан — это страна, где политика всегда была игрой для преступников и желающих незаконно обогащаться, и любой, кто бросит вызов этому статус-кво — даже человек с моей популярностью — может быть арестован», — писал политик.

 

Американские СМИ, освещающие визит Хана в США, также отмечают, что для Белого дома предметом для беспокойства являются тесные отношения Исламабада и Пекина. Китай — крупнейший иностранный инвестор в Пакистане, и присутствие в этой стране — это возможность для китайских властей активно влиять на ситуацию в регионе.

Пакистан также важен для КНР как партнер амбициозного проекта «Один пояс — один путь». В свою очередь, Исламабад рассматривают КНР как противовес Индии, а также как государство, которое поможет «избавиться от завиcимости от США».

Аналогичного мнения придерживается и ведущий эксперт аналитической группы Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик. По словам эксперта, в то время как КНР активно развивает проект «Пояс и Путь», Пакистан «балансирует между Пекином и Вашингтоном».

В свою очередь, продолжает Карасик, США, зная о сложных отношениях между Китаем и Индией, «пытаются играть с одним против другого, чтобы получить свою выгоду» в собственных вопросах, связанных с безопасностью на море, и вопросах контроля над вооружениями.

 

В свою очередь, обозреватель Шерри Рехман считает, что самое главное для Пакистана — не стать «козлом отпущения» в противоборстве КНР и США, что для Исламабада может обернуться игрой с нулевой суммой.

Но в любом случае, от первого визита мало что зависит, считает Петр Топычканов из SIPRI, который напоминает, что в условиях ускорения предвыборной кампании, пространство для маневра у президента Трампа уменьшается». Так, например, Пакистан заинтересован в облегчении визовых ограничений для пакистанцев, однако эта тема слишком чувствительна для США. По мнению Топычканова, «интрига заключается, скорее, в том, найдут ли общий язык Трамп и Хан. Сложатся ли отношения между ними на эмоциональном уровне».

* - Деятельность организации запрещена на территории Российской Федерации решением Верховного суда

Комментировать

Комментарии : 0